тётя Соня








Сегодня ровно 50 лет со дня смерти моей незабвенной няни Софьи Александровны Васильевой, дочери купца 2-ой гильдии Александра Лупповича Васильева.
Когда маленьким я сидел у неё на руках и, рассердившись, шлепал её ладошкой, тётя Соня всегда говорила - "ах, мой гусёночек, вот умрёт тётя Соня, свезут её на Ваганьково, будешь потом вспоминать и плакать."
Софья Александровна похоронена на Ваганьковском кладбище.




promo asafaradjev december 3, 2019 02:45 Leave a comment
Buy for 10 tokens
https://www.youtube.com/channel/UCFT3GxNVb3nSrGOFt7fXoQQ/featured

СИНЯЯ ПТИЦА

Если бы в моём детстве не было МХАТовской Синей птицы - Театр мог бы пройти мимо меня.
Обычно именно в эти снежные декабрьско-февральские дни начала 1960-х по воскресеньям мама или тётя Зоя водили меня на Синюю птицу, которую я мог смотреть бесконечно. Один раз я заболел гриппом или простудой, а билеты на спектакль уже были куплены. Но мне сказали, что у меня температура и Синяя птица в это воскресенье отменяется. Я начал протестовать. И чтобы у меня не оставалось иллюзий мама на моих глазах порвала билеты. Это был один из самых страшных дней моего детства.




с телефоном

Моё завещание. Глава 5. Студенты

Четвертая глава

Слева направо: Асаф Фараджев. Андрей Караулов
Главы этой сначала не было. Полагаю, что она нужна и является естественным продолжением предыдущей.

У матросов нет доносов!

Необходимость в написании этой главы возникла, прежде всего, потому что в Википедии, в статье, посвященной Борису Кагарлицкому, долгое время была подлая и клеветническая фраза "по доносу Асафа Фараджева и Андрея Караулова". Это клевета, наглое и гнусное враньё!
Очень хорошо, что этой фразы там больше нет, у кого-то хватило ума или совести ее убрать.

Ни Асаф, ни тем более Андрей никогда не относились к числу моих друзей. Но я терпеть не могу вранья.
Потому и расскажу немного про них обоих, про треугольник (отнюдь не любовный) Кагарлицкий - Фараджев - Караулов, а заодно про некоторых ребят, учившихся в ГИТИСе в мое время на других курсах.
Про незадачливого диссидента Бориса Кагарлицкого я написал в предыдущей главе. Можно еще кое-что добавить.

Никаких "доносов" не было, а вовсе даже наоборот. Когда Бориса Кагарлицкого взяли, он сам рассказал сотрудникам КГБ, кому давал читать свой нелегальный самиздатский "журнал", назвав фамилии Фараджева и Караулова.
Не берусь осуждать Бориса. Тихий интеллигент, благополучный профессорский сынок, почти "мажор", тепличное растение, он не мог не растеряться под напором гебистов. Честно скажу, что я сам не знаю, как бы я повел себя в его ситуации. Другое дело, что если ты такой нежный и хрупкий, то не лезь в диссиденты, а если уж пошел в антисоветчики, то будь готов к аресту, допросам и прочим последствиям!

Между прочим, эта история могла плохо закончиться для Фараджева с Карауловым. Если бы гебешники захотели, могли бы их привлечь за недоносительство: ведь они читали или, как минимум, держали в руках антисоветские материалы, но не сообщили куда надо! Хорошо, что времена были уже вегетарианские, КГБ не нужны были громкие процессы над "антисоветскими группами", и обоих студентов не тронули.
Естественно, что в те далекие годы они держали язык за зубами, никто обо всем этом не знал, но в конце концов тайное всегда становится явным. И это, мягко говоря, непорядочно - перекладывать обвинения в "доносах" с больной головы на здоровую. Ну и хватит об этом.
Collapse )
Необязательные мемуары

ГАФТ

Благодаря Валентину Иосифовичу, рекомендовавшему меня Галине Волчек после "Старой девы", я работал в четырёх спектаклях Современника.
Гафту я обязан так, что вернуть этот долг  невозможно.























Музыка, подобранная Асафом едва ли не лучшее, что есть в этом спектакле. Она замечательный стимул, что бы выходить на сцену. Спасибо!