May 16th, 2010

фантастика

Интернет вообще фантастика, мне он дарит возможность перехода из реального в мистическое, из настоящего в прошлое, в невозвратимое. Порой кажется, что интернет - этап в вечном поиске способов общения с нездешним, с потусторонним, с ушедшими в иные миры...
Скольких друзей я нашел благодаря интернету, реставрируя картины моего детства, моей юности. Без интернета такое было бы невозможно.
Давно искал друга моего детства по даче Андрея Макарова. Помня его пухлые розовые щёки, грешным делом думал - уж ни адвокатом ли Андреем Макаровым стал мой далёкий детский друг. Но, заглянув в биографию адвоката Макарова, посмотрел год его рождения и понял - не он.
И вот вчера, наконец, я нашел Андрея - без которого счастье моего дачного детства было бы неполным. Нашел на Одноклассниках, наугад посылая сообщение всем найденным мною московским и подходившим по возрасту Андреям Макаровым. Сообщение содержало такие детали, на которые только Андрей и мог откликнуться, что и случилось совсем вскоре. Созвонились, говорили часа полтора, не могли наговориться, навспоминаться, ведь мы не виделись- не слышались сорок с лишним лет. Договорились встретиться.

Семья Андрюши многие годы снимала на всё лето часть дома наших соседей (через забор) Добровых, местных, постоянно живших в Ильинке. Снимали правые террасу и комнаты, а ещё небольшой сарайчик, стоявший в стороне от дома, в углу участка и служивший Макаровым кухней, вполне уютной и обжитой.

Добровы, наши милые соседи: давным-давно ушедшая хозяйка Зинаида Николаевна, добрейшая старушка, невысокая, сухопарая, её дочери Инна (умершая недавно) и давно переехавшая из Ильинки подруга моего детства Мила, в которую я был по-детски влюблён. Мой покойный брат Боря, зная про мою влюблённость, часто дразнил меня, называя Милу цыганкой. Уж не знаю почему, но меня это приводило в ярость и я, ревя от обиды за Милу, бросался на брата, бывшего на 12 лет старше, с кулаками.
Ещё была Милина няня, глубокая старуха, но очень бодрая и живая, исконно деревенская, почти что сказочная, забыл её имя, вроде бы Анфиса. Она ходила в зипуне и говорила сочным густым русским языком, прелесть которого приводила меня в восторг в мои 5-6 лет. Она была очень колоритная, звала меня "Севка" и как настоящая нянька постоянно наставляла. Я прекрасно помню её в глубоких старческих бороздах лицо с часто насмешливым выражением, выдававшим природный ум. Все они были первыми зрителями моих детских актёрских шуток. Лет в 10 я переоделся старухой (нацепил старое мамино платье и вставил подушку вместо груди) и явился к Добровым, якобы снять комнату на лето. Они меня не узнали и приняли за чистую монету этот спектакль. После Добровы и мои домашние долгие годы хохотали, вспоминая ту выходку.

В те годы у Зинаиды Николаевны жил ещё один мой очень близкий друг, мой любимец - немецкая овчарка Аргус. Как часто я говорил с ним через решетчатый деревянный забор, принося остатки шашлыка, конфеты, печенье или сахар, как он меня ждал, зная, что я обязательно приду и не с пустыми руками. Пьянея от запаха псины, я мечтал, чтобы Аргус был моим. Спустя годы, когда Зинаида Николаевна совсем одряхлела, Аргус был отдан кому-то в Быково. Спустя неделю, Аргус сорвался с цепи, сбежал от новых хозяев и вернулся домой. Моей радости не было предела, но, увы, ненаодлго. Зинаида Николаевна нашла кого-то совсем издалека, Аргус был отдан снова, и больше я его никогда не видел...

P.S. Уже позже, после Макаровых, ту же часть дома Добровых долгие годы снимал на лето актёр Сергей Шакуров.
promo asafaradjev december 3, 2019 02:45 Leave a comment
Buy for 10 tokens
https://www.youtube.com/channel/UCFT3GxNVb3nSrGOFt7fXoQQ/featured