Иоганнес Крейслер (asafaradjev) wrote,
Иоганнес Крейслер
asafaradjev

рак











Онкофобия. Я заболел ею в феврале 1982 года, когда моему двоюродному брату Борису был поставлен страшный диагноз. Он уходил на моих глазах в течение двух лет. Две операции, месяцы в 64 больнице на Вавилова. После второй операции братом занимался отец моего друга, один из мощнейших экстрассенсов СССР. Зимою 1983-84 года два раза в неделю я ездил в Загорск, вёз электричкой по 6 литров святой воды. С каждым днём брат худел, хотя казалось, что дальше худеть некуда. Он ушел в ночь на 17 марта 1984 года. Всё это время я отвлекался от кошмара болезни брата, страданий его мамы, моей тети Иры, и всей нашей семьи моими орхидеями, зарывался в альбомы и книги, завел комнатную оранжерею...

Я не знаю когда заболел сам. Неважно чувствовал себя уже очень давно. Со второй половины 2000-х появились симптомы, с которыми надо было бежать к врачам. Но моя трусость и онкофобия меня останавливали. Совсем плохо стало осенью 2010, когда с разницей в день в больницы попали мама и тётя Зоя. Мама ненадолго с обострением ХОБЛа, а тетя Зоя на страшную 6-часовую операцию (опухоль спинного мозга). Почти полгода жил в ненавистной Боткинской, в хирургическом комплексе, один или два раза в день мимо морга туда и обратно. Вся информация от невролога и хирурга, все риски, все возможные послеоперационные ужасы - всё это шло через меня. Тяжелейшая операция на спинном мозге в 83 года при многолетней стенокардии... это был ад. На утро после операции увидел её в реанимации. Чуть было ни потерял сознание. В тот же день у меня началась кинжальная боль (обострилась язва, которая не давала о себе знать лет 25). Потом болело вообще всё. Ограничился районным терапевтом и выписанными ею ерундовыми таблетками. Постепенно боли ушли. Жил и работал дальше.

Совсем плохо стало этой весной, когда слегла мама. Жизнь перевернулась. И вот 4 июня вместо репетиции скорая, ГКБ 50, узи, я всё понял по словам, которые врач диктовала помошнице: солидное образование в форме цветной капусты. Многие знания многие печали. Онкологический "жаргон" я изучал ещё когда умирал мой брат Борис. Спрашиваю - у меня то самое? Она - не волнуйтесь, это предварительно, нужны обследования, гистология...

Положили. 8 июня прооперировали. ТУР. После операции хирург был раздражен: запустили Вы себя, кровь давно была, больше года? Я - гораздо раньше. Что же Вы не приходили???

Через три дня выписали на дальнейшее лечение, чтобы через месяц делать вторую ТУР. 16 числа пришла гистология. То самое.
Районный онколог не прописал никакого лечения, "успокоив" тем, что опухоль очень "злая" и рецидивирует в 60-70 % случаев. Тогда будет нужна радикальная операция.

Олег и особенно Ира Анисимовы, соседи по даче, врачи, силой гнали меня в институт Рентгенорадиологии. Поехал. Сказали прямо: опухоль злая, нужна радикальная реконструктивная операция. Завели карту. На днях мрт, кт и всё такое. Обещали квоту на операцию и лечение.

Страха нет, ни страха болезни, ни страха смерти. Будто всё не со мной. Будто снимают фильм, а я в нём играю. Так было и 8, когда меня везли на первую операцию. Странно.
Subscribe

promo asafaradjev december 3, 2019 02:45 Leave a comment
Buy for 10 tokens
https://www.youtube.com/channel/UCFT3GxNVb3nSrGOFt7fXoQQ/featured
  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments