Иоганнес Крейслер (asafaradjev) wrote,
Иоганнес Крейслер
asafaradjev

Кировская, Маросейка, Покровка...

 Впервые за четыре месяца выбрался в город без горестных причин и целей. Димка вытащил. Встретились на Сухаревке, сидели, пили кофе, я, наконец-таки чертовски проголодался, но сырников, единственного, что мне было можно, не оказалось. Говорили на медицинские темы, в частности, о моих болячках и патологоанатомии. Окружающие, кажется, были в шоке.
После отправились гулять через Селиверстов переулок к Чистым прудам, затем по Мясницкой. Мою измотанную душу тронуло, что одна из самых родных и любимых моих улиц уцелела и даже похорошела. Ближе к Лубянке, в хвосте Кировской обнаружил чудесный новый магазинчик немецкой и французской кухонной утвари с чудесно, совсем по-московски оформленной витриной. Стояли и любовались. Зашли спросить -есть ли термос, чтобы я мог заваривать себе травки по Олежкиному рецепту. Оказался чудный немецкий термос на 1 литр и совсем недорого, около 600 р. Взял.
Пошли мимо сердечной больницы, где лежал с инфарктом мой дед (когда мне было лет 5) и где умер Геночка Бортников. Вышли в начало Маросейки, не обнаружив "Пропаганды", которую когда-то первым показал мне покойный Артур. Повёл Диму в Амадеус. Тот же уют, та же камерность, те же будоражущие нос вкусные запахи, а фасад отделан по-новому, по-австрийски, очень симпатично. Свободных мест не было. Ждать не стали и отправились дальше.
Не успела эта лужковско-батуринская мразь уничтожить Покровку и Маросейку. Не успела.
Шли медленно, у "Мира кино" начал то, ради чего Димка любит меня выгуливать - философствовать. На тему смены эр. Вспомнив купленные мною в этом магазине коллекционные издания, оттолкнулся от "Кошмара на улице вязов", как знакогого фильма, продолжившего опыты раннего Бунюэля, обозначившего Зло новым и всем доступным образом, открывшего новый жанр имитационного мистико-научного кино и предвосхитившего наступление новой эры. Болтал связно и дельно, о смене Христианской эры, так и не достигнувшей поставленных целей, новой эрой, цели которой пока неведомы. Шли Чистопрудным бульваром, Дима слушал меня и жалел, что нет диктофона. Я так долго никому не выговаривался, так давно не говорил ни о чем, кроме больниц и болезней, так давно не воодушевлялся интересной мне темой, что теперь отыгрался за все эти месяцы сразу. Ближе к Тургеневской мы с Димой продрогли из-за к вечеру наступившей промозглости. Расстались в метро. Благодарен Диме непередаваемо, кажется, жив и даже бываю резв.
Subscribe

promo asafaradjev december 3, 2019 02:45 Leave a comment
Buy for 10 tokens
https://www.youtube.com/channel/UCFT3GxNVb3nSrGOFt7fXoQQ/featured
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments