?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: искусство



Студенческие годы, проведённые мною под знаком Демидова, теперь кажутся сном, кем-то виденным и мне пересказанным. Александр Демидов был неким особым зодиакальным знаком, под которым также и мне привелось родиться.
Мощная энергия его интеллекта; его холмсовские худоба, проницательность, интуиция и склонность к анализу, безразличие к внешним атрибутам собственной личности; благородство, великодушие и демократизм,- вот что притягивало к Александру Демидову очень многих и разных людей.
Но не все удерживались на этой орбите: душа его, терпимая к человеческим слабостям, которых и сам он не был лишён, не смирялась с подлостью, предательством, агрессивной глупостью и невежеством. Этим он походил на ростановского Сирано.
Однако в существе его психической натуры, в его художественных вкусах, в его предпочтениях как критика, в движении собственной его судьбы, наконец,- фундамент составлял не светлый ростановский романтизм, но романтизм гофмановский – мистический и возвышенно-мрачный. Невероятно: ведущий театральный критик семидесятых годов ХХ века, мой современник, – Александр Демидов – прожил недолгую свою жизнь по духовным законам иных времён, по примеру немецких романтиков, - отбывая повинность госслужащего днём и оставаясь с собственными мечтами-фантазиями ночью. Это было фатальное совпадение, двойничество, проявлявшееся и в его жизненных драмах, и в самом способе его существования.
Круг интересов Александра Демидова в жизни и в искусстве совпадал совершенно. Этот круг включал в себя несовместимые, казалось бы, вещи. В юности превосходный спортсмен, Демидов не предал и не забыл своего увлечения, а вплёл спорт, как культурологический феномен, в канву своих художественных исследований. В статьях, лекциях и приватных беседах Демидов непостижимым образом соединял, скажем, демократизм, толерантность футбола и элитаризм и профессионально-кастовую «закрытость» классического балета. Как рассказчик и оратор он обладал редким талантом превращать изысканное искусство в увлекательный и доступный обыденному сознанию предмет, не понижая уровня самого искусства. И он же был способен разглядеть в обыденном и повседневном, непримечательном и демократичном явлении черты изысканности и благородства, признаки художественности и искусства.
Круг пристрастий Демидова-критика, несмотря на широту интересов, имел резко очерченный центр. Центром была сама личность Демидова, подтверждавшая мысль О.Уайльда о том, что истинный критик всегда пишет свою автобиографию.
Полюсами этого круга были – балет (в частности, искусство Ю.Грогоровича) и Таганка (искусство Ю.Любимова). В этом неожиданном, на первый взгляд, сочетании интересов таится секрет личности Демидова-критика, мечтавшего, как когда-то и любимый им Э.Т.А.Гофман, соединить площадную, балаганную стихию театра с элитарной сущностью музыки и балета. Эта же идея соединения массового и малодоступного была выражена уже специально, сообразно предмету, в работах Демидова, посвященных Юрию Григоровичу. Искусство балетмейстера читалось критиком как апогей московской балетной традиции – происхождение танцора-протагониста из кордебалетной среды и превращение его в героя, первого среди равных, не противопоставленного среде, его породившей. В петербургской традиции, напротив, герой, созданный и питаемый «балетным демосом»,- эгоцентричен, конфликтен, отчасти враждебен кордебалету. Эта, казалось бы, частная мысль Александра Демидова-балетного критика на самом деле очерчивала и уточняла социальные коллизии нашей собственной жизни 70-х – 80-х прошлого века, пути искусства, личную судьбу критика.
Трагизм судьбы Александра Демидова состоял в противоречии его романтически настроенной, утончённой и ранимой души-мечтательницы с идеологическим содержанием времени, в которое он жил. Его деятельная натура использовала каждый шанс, чтобы, минуя всеобщее лицемерие, воплотить собственные замыслы. Зав отделом критики журнала «Театр», сотрудники которого (не считая милого, верного и порядочного Саши Иняхина), не удостоили его смерть своим вниманием, Демидов должен был тратить много времени на чужие статьи. Он никогда не забывал тех, кто был «заражен» его личностью. Обладая незаурядным педагогическим даром, Александр Павлович создал при журнале семинар, собрал талантливо пишущую о театре молодёжь. Демидов превратил семинар в остров духовной и творческой свободы. Семинар Демидова при журнале «Театр» дарил нам в годы жестокой и подлой идеологической диктатуры единственный шанс – заявить себя в критике, не разменивая профессиональной порядочности. Администрация театроведческого факультета ГИТИСа относилась к семинару ревниво. Ещё бы! Им было и кого, и к кому ревновать!
Как настоящий подвижник, Демидов испытывал неудовлетворённость от пассивной роли критики по отношению к театру. Так, если какая-нибудь статья его даже и становилась критическим шедевром,- в самом театре это ровно ничего не меняло. Крейслерианская натура Демидова не могла с этим смириться. И вновь опыт немецких романтиков руководит его судьбой, обращает духовный взор его вспять, в прошлое, оставляет на многие годы один на один с пожизненным его кумиром – П.И.Чайковским,- которому Демидов ещё в юности посвятил диссертацию, сразу же быстро и бойко «прикрытую» присяжными советскими музыковедами. Исключением был, кажется, Генрих Орлов.
Книга Демидова «Лебединое озеро», открывшая серию «Шедевры балета», как и ряд других его книг о Чайковском, изданных «там»,- это лишь малая часть грандиозных искусствоведческих идей, разработку которых он не оставлял до конца своей жизни. В годы советского фашизма, когда из Чайковского делали «Пушкина в музыке», а аналогией был Вагнер в эпоху фашизма германского,- в эти годы об издании научных работ Демидова о Чайковском в СССР не могло быть и речи. Ведь П.И.Чайковский представал в этих работах не ходульной фигурой, нарисованной ханжливой советской традицией, а трагической личностью, чья судьба исполнена драматизма; и творчество гения русской музыки Александр Павлович выводил не из несуразного понятия «народности», а из самого склада неповторимой личности Петра Ильича, пережившего не одну душевную катастрофу …
Последним творческим прорывом неудовлетворённой души Демидова, его неуёмной натуры была театральная студия, созданная также при журнале «Театр». То, что Демидов годами говорил языком критика, историка, ученого и учителя, он решился сказать, наконец, самым дорогим ему, единственным языком. Всё выстраданное и невысказанное из того, что он чувствовал, знал и любил в искусстве и в жизни, Александр Демидов произнёс внятно и ярко языком самого театра. Особенно в двух первых своих спектаклях: «Ромео и Юлия»У.Шекспира и «Смерть Тентажиля» М.Метерлинка.
Когда-то давно, совсем давно, в первые недели моего с ним знакомства, дал он мне книжку: Игорь Глебов «П.И.Чайковский. Опыт характеристики». В этой маленькой книжке двадцатых годов ХХ века будущий академик Борис Асафьев, тогда ещё совсем молодой, высказал о Чайковском мысль, сделавшуюся для Демидова не только любимой, но, судя по всему, вещей. Асафьев писал, что великий художник в своём творчестве изживает себя, сжигает свою личность, и, сгорая, в конце концов, гибнет вовсе не от холеры или дуэли, а только лишь исполняя своё предназначение, ниспосланное свыше…
Демидов знал, что скоро умрёт. Ещё когда это никому не было видно, даже самым близким ему людям. Демидов уже ждал смерти и, может быть, торопил её.
Она пришла за ним необъяснимо быстро, как-то никто не был готов, никто не ждал.
И в последние дни он обескуражил своим поведением тех, кто хорошо знал его частную жизнь. Его детская капризность в быту вдруг обернулась неожиданной терпимостью к неудобствам многолюдной палаты, к чуждой, совсем не его круга, публике, которая теперь его окружала, к гнетущей атмосфере советских больниц. Я объясняю себе это только тем, что смерть Александр Павлович встречал со смирением верующего человека. Он до конца оставался предан идее того искусства, с которым мистически была связана его духовная жизнь. Идее трагического несовершенства и эфемерности земной жизни. Демидов верил в сказочный Джинистан, в ту самую неземную жизнь, наполненную покоем и музыкой, по которым томились души любимых его немецких романтиков, собственная его душа…
Асаф Фараджев (с) 1991



Саша Демидов с матерью Нигяр-ханум

Александр Демидов детские годы


Александр Демидов детские годы


Александр Демидов детские годы





Александр Демидов, отдел театральной критики журнала ТЕАТР, вторая половина 1970-х




Александр Демидов



"Ромео и Джульетта", Ольга Жулина, Алексей Блохин, Игорь Волков, Радий Овчинников, Юрий Попович, Тамара Джорджадзе...



программка спектакля "Ромео и Джульетта"




Александр Демидов


Александр Демидов


Александр Демидов с близким другом Юрием Григоровичем







Александр Демидов, отдел театральной критики журнала ТЕАТР, вторая половина 1970-х



Александр Демидов


Александру Демидову от Сержа Лифаря




МИТИНСКОЕ КЛАДБИЩЕ







Поиск места захоронения Александра Павловича возложили на меня. Никогда не забуду помощи Николая Губенко, который, будучи министром культуры, в разгар перестроечной неразберихи и майских праздников помог с местом на этом кладбище ...
Нина Ильинична...дорогие воспоминания моих студенческих и более поздних лет...Живший у неё в мастерской, ухаживавший за ней и хоронивший её Евгений Одинцов - мой однокурсник и близкий друг...Как часто я бывал на Масловке в мастерской Нины Ильиничны и в Жениной комнате этажом выше, ... был у них и на даче в Снегирях...
В дурацком фильме "На Верхней Масловке" Женю сыграл Е.Миронов, ни сном ни духом на него не похожий, а саму Нину Ильиничну Нисс-Гольдман весьма коряво изобразила А.Фрейндлих ((


1930. Портрет Нины Нисс-Гольдман (родилась 19 сентября 1892 года в Ростове-на-Дону в семье врача Ильи Галилеевича Рындзюна). Автор портрета - Владимир Гринберг (родился 28 января 1896 года в Ростове-на-Дону). Картина хранится в Ростовском музее ИЗО



Нисс-Гольдман Нина Ильинична 1892-1990







Портрет Н. И. Нисс-Гольдман работы художника Бориса Карафелова. Италия, частное собрание.

В начале 1980-х в мастерской Нины Ильиничны Борис написал и мой портрет. Этот портрет долго висел на стене в моей комнате, но во время ремонта был убран. Более двадцати лет я не мог его найти. Недавно нашел его в дачном шкафу. Привез в московскую мастерскую и поместил в багет под музейное стекло. Сфотографирую и опубликую

Карафелов Борис Беньяминович
Родился в 1946 г. около Ташкента. В 1969 закончил Симферопольское художественное училище. В 1969—1976 преподавал рисование в Художественной школе города Винница (Украина). В 1977—1989 преподавал живопись в Москве. Карафёлов разрабатывал эскизы декораций и костюмов для спектаклей в Театре на Таганке (Москва), Театре им. Комиссаржевской (Новочеркасск), Мерлин-театре (Будапешт) и др.
В 1990 репатриировался в Израиль. В 1992 стал лауреатом конкурса «Иш Шалом» (Иерусалим). Карафёлов — член Международной художественной ассоциации при ЮНЕСКО. Его работы представлены в Государственном Музее Изобразительных Искусств им. Пушкина (Москва), Государственном Музее Востока (Москва), Братиславском музее искусств, Рааб-галери (Лондон, Берлин), Гусфилд-Глимер галери (Чикаго), Урбан-галери (Париж, Ницца). Их также можно увидеть в частных коллекциях в Бельгии, Великобритании, Франции, Германии, Голландии, Израиле, России, Испании и США.
Борис Карафёлов живёт и работает в городе Маале-Адумим.
Семья: жена — писатель Дина Рубина, дочь — Ева Гасснер.





Н.И. Нисс-Гольдман с мужем Александром и дочкой Ниссик. 1917






Слушатели "Академи Рюсс", Париж, 1909 г. Нисс-Гольдман в центре, справа в белой рубашке - скульптор Булаковский.
(Из архива Т. Хвостенко)






Нисс-Гольдман Нина Ильинична
1892-1990


Нина в Париже. 1909.




В мастерской Нисс-Гольдман на Масловке. 1989. Слева направо: А. Шмидт, Н.И. Нисс-Гольдман, Е. Одинцов.



Джованни Джерманетто и Н.И. Нисс-Гольдман на выставке в МОСХе (Из архива Т. Хвостенко).




Я.М. Свердлов в виде каменной бабы. 1918


Зам. наркома НКВД Белобородов (Вайсбарт). 1921



Портрет писателя А.И. Солженицына. 1970


Н.И. Нисс-Гольдман на открытии выставки Льва Бруни. Слева направо: Алексей Киселев, Ольга Киселева, Нина Львовна Бруни-Киселева, Н.И. Нисс-Гольдман, Василий Бруни. (Из архива Т. Хвостенко)




Н.И. Нисс-Гольдман на итальянской визе. (Из архива Т. Хвостенко)




Профессор ВХУТЕМАСа Н.И. Нисс-Гольдман. 1920




Одна из первых членов МОССХа




Пропуск во ВХУТЕМАС




Н.И. Нисс-Гольдман. Снегири. 1960


1

2

Копии двух сторон удостоверения скульптора 1920 г. Всероссийский Союз Работников Искусства. Донской областной отдел. Оригинал хранится в Историческом архиве Исследовательского института Восточной Европы при Бременском Университете. (Forschungsstelle Osteuropa an der Universität Bremen)



Н.И. Нисс-Гольдман с внуком Дениской. 1939




Портрет В.Я. Брюсова. 1924

С внуком Дениской

МАРГАРИТА КУПРИЯНОВА








 

Народная артистка СССР Маргарита Куприянова

...Масштаб дарования этой актрисы особенно проявился в ролях мальчиков - в ролях, доступных и подвластных амплуа травести, её, Куприяновой, амплуа.
Поколения молодых москвичей 50-х - 70-х воспитывались также и её героями - от шпанистого Шуры Тычинкина до маленького мечтателя, грустного и озорного Короля Матиуша - героями разными, но равно отмеченными исключительной личностью самой актрисы, неповторимостью её художественной манеры. Юные герои Маргариты Куприяновой никогда не покидали художественной реальности ради панибратских симпатий зала. Оттого, вероятно, сверстникам, сидевшим в зрительном зале, герои актрисы никогда не казались "своими", они являлись из иного, далёкого и сказочного мира. Их схожесть со зрителями была только мнимой. На самом деле сценические герои актрисы, все без исключения, были чуть-чуть не от мира сего. Кем бы ни представала Куприянова - пионером-сорванцом, оборванцем или принцем - её герои заставляли зрителей испытывать горькое, но возвышающее чувство недоступности, влюбляли в себя, ибо вопреки своей юности, сами они воплощали идеалы добра и правды, юности особенно дорогие, но, увы, недостижимые...

Асаф Фараджев

Сентябрь 1984

* * *

Улетела.
Маленькая царственная пленительная волшебница сцены, зачаровала таинственной эфемерностью Театра, околдовала на всю жизнь, поддерживала своим существованием совсем рядом, на Театральной площади. Теперь улетела, оставив сиротами видавших её, веривших через неё в непременную победу добра, справедливости, честности и чистоты. Память о ней поддерживает вера в то, во что верили её герои, во что верила она сама.

Асаф Фараджев

*******************************************************************

Февраль 2005

Автор: Ирма (193.233.73.---)
Дата: 15 Мар 2005 14:14

Уважаемый Асаф!
Я скорблю вместе с Вами. Я помню немногое из того, что можете помнить Вы (время рождения - непостижимая вещь) и я благодарна Вам за то, что пишете о Маргарите Григорьевне Куприяновой.
Заметьте, что умирающий театр не откликнулся на смерть Мастера. Я имею ввиду, что на официальном сайте РАМТа нет слова художественного руководителя и пр. Я знаю, что они были, но многие хотят видеть это в виртуальном мире - не все бывают на реальных проводах Человека, не все произнесенные слова остаются.
Помню свое удивление, когда увидела ее вне сцены. Маленькая, воздушная, в феерической куртке с рюкзаком за плечами, она пронеслась мимо меня, обдав энергией солнца. Я смотрела вслед... малое количесто людей сохраняют ее до конца.

С глубоким уважением к Вам и Вашему творчеству,
Ирма


___________________________________________ __________________________________

Автор: Асаф Фараджев(---.rusmedia.ru)
Дата: 15 Мар 2005 19:14

Не хотел бы здесь и сейчас писать моих воспоинаний о Ней. Не место и не время. Чуть-чуть.
Начало 60-х годов прошлого века. Мне 5 или 6 лет, а уже успел наесться доморощенной унылой советской казенщины - "домашнему ребёнку" со Сретенки хватило детсада на Каляевке и на Трубной. В противовес, как удар грома, - Театр. Боюсь ошибиться, что было первым - "Синяя птица" во МХАТе или "Димка-невидимка" и "Сомбреро"в ЦДТ. Кажется, второе. Точно знаю, что лучшая часть моей души на всю жизнь изваяна МХАТовской "Синей птицей" и Маргаритой Куприяновой во всех Её ролях. В сущности, это равновеликие явления. И в жизни Она была не от мира сего, и Её сценические герои были таковыми. Это действовало на советских детей, сознание коих с рождения коверкалось тотальной фальшью, ханжеством и лицемерием, - гипнотически. Она была для нас Маленьким Принцем в любой роли, даже самой советской, самой михалковской - и Шура Тычинкин, шпана в сомбреро - всё равно был не очень наш, с другой планеты, из другого, прекрасного, мира. Она завладевала нашими душами потому, что владела секретами искусства Театра, а её герои олицетворяли идеал вечного мальчишества - "питерпенства", идеал не менее высокий и трагический, нежели идеал вечной женственности...

Смотрю на её фотографии на стене и снова говорю себе - никогда не прощу Ей, что позволила записать на телевидении "Короля Матиуша 1" с другой актрисой. Старой, видите ли, не хотела запечатлеваться. А то, что без Неё это невозможно смотреть, что Пётр Наумович на Неё и для Неё ставил - это как?
И не осталось ничего от Матиуша. Ни кадрика. Не прощу.
То, что фотку свою мне так и не подписала - простил, а то, что себя в Матиуше не оставила - никогда!

За полгода до Её 60-летия, постоянно думая над статейкой о Ней, я впервые увидел Её вне сцены, "живьём", через 20 с лишним лет после первого Ею мне подаренного волшебства.

1984. Май. Сказочно солнечный день. Я, в белом, тогда ещё стройный и почти юный, встречал Её в фойе ТЮЗа. Она спускалась по лестнице с бельэтажа, словно сказочный эльф, тоже в белом... Четыре часа гуляли по Тверскому бульвару - от Никитской к Пушкинской и снова к Никитской. Я робел, осознавая, что сбылось несбыточное - по левую руку от меня театральная Богиня. Вначале боялся собственного голоса, с тщанием подбирал каждое слово. Потом нам стало легко и прекрасно. Ей было нескучно. Иначе она бросила бы меня и ушла. Я знаю.
В ноябре вышла моя маленькая статейка. Она позвонила и счастливо произнесла: "Даже о Мадлэн Рено не писали так, как Вы, Асаф, обо мне." Был счастлив я...

Ой, что-то я заболтался, Ирма :))) Спасибо Вам.

Напоследок: в день Её похорон (чушь какая, такие не умирают) один хороший актёр, с которым Она часто играла, стоя у Её гроба, рассказал, что получили они с Ней квартиру в одном и том же доме. Дом был бандитский: половина сидела, половина до поры на воле. Поздно возвращаться боялись, на лестничных пролётах собиралась вся эта публика, пила, дралась, материлась. И только когда Она проходила мимо, возвращаясь домой, всё стихало - бандюки восхищенно шептались между собою: "Куприянова идёт".

Это стоит не меньше детских смеха и слёз, которые она нам по-королевски дарила...


___________________________________________ __________________________________

Автор: Ирма (---.Moscow.dial.rol.ru)
Дата: 16 Мар 2005 20:52

Две строчки без рифмы с ритмом считалки:
Отсчитайте сорок дней
От седьмого февраля...

Ее последняя роль... Чехов/"Вишневый сад"/Шарлотта Ивановна
Видели ли Вы?
Заменила Маргариту Куприянову молодая актриса. Так нелепо звучат слова "Я не знаю, сколько мне лет. Мне все кажется, что я молоденькая." У меня начинались приступы "каргизма" (это мой термин, означающий тяжесть навалившейся старости и некрасивости для окружающих - как старая карга). Я утешала себя себя тем, что в Средние века я давно бы умерла от болезней или голода или мало-ли-причин. Завидовала. Я смотрела четыре раза - больше не получилось. Объясню почему так много для такой не лучшей постановки (впрочем, я согласилась с Григорием Чхартишвили, что постановка Бородина для зрителя более приемлема, чем постановка Някрошуса) - в последние годы у Куприяновой не было ролей.
Проблема театров в подборе репертуара: мало того, что мировой репертуар (99%) создан для мужчин, так еще и труппы с политикой ее подавляющей незанятости на сцене. Не всегда надо давать дорогу молодым. Как быстро становятся знаменитыми, как быстро угасают. Когда я говорю о том, что надо искать пьесы, перерабатывать ну делать хоть что-то, чтобы были заняты в спектаклях актеры старше шестидесяти. Самые долго живущие профессии знаете? Две категории: ученые и библиотекари/актеры и учителя - одинаковые нагрузки на психику, память, одинаковые проценты риска смерти на работе от травм (ох уж эти падающие декорации и взрывающиеся пробирки, инфаркты и падение с лестниц:)))
Заболталась я что-то:)))
Когда приближается дата
Приходят печальные мысли.
___________________________________________ __________________________________

Автор: Асаф Фараджев(---.rusmedia.ru)
Дата: 16 Мар 2005 23:19

Ирма, Вы мельком задели очень важные общетеатральные темы. Позвольте мне вместо продолжения разговора на эти темы рассказать о моём последнем, практически виртуальном свидании с Ней.

Это было год назад, прошлой весною. Прикупив подлинный автограф М.Чехова (как всё связано в нашей жизни), я шел из музея МХАТ (где получил доказательство подлинности автографа) по Камергерскому напрямик в некогда дом М.Чехова, мой любимый ЦДТ. К Ней. В папке с фотографией и автографом Михаила Александровича лежала ещё одна, Её, без автографа, которую я нарочно вынул дома из рамки, с тем, чтобы она, наконец, поставила в специальном белом паспарту свой драгоценный автограф. Купил цветов, дивные тёмносиние ирисы. Четыре часа дня. Я знал, что вечером у Неё "Вишневый сад".
Зашел в театр, осведомляюсь - когда Она придёт. Сказали, что пока Её нет, будет ближе к спектаклю. Я прождал два с половиной часа, периодически звонил в репертуарную контору справиться - не пропустил ли, хотя пройти Она могла только мимо меня. Нет, не пришла. Около половины седьмого чувствую - что-то не так, дозвонился до Её костюмера. Та удивилась - а Маргарита Григорьевна с утра в театре и не уходила.
Да вот она идёт.
Костюмерша: Маргарита Григорьевна, Вас к телефону!
Слышу в трубке её удивлённый мальчишеский басок - Меняяя?
Её неповтоимое - Аллёоооу.

Я: Маргарита Григорьевна, это Асаф.-
Она: У меня спектакль, Вы невовремя звоните.-
Я: Ну хоть цветы подарить можно....?
Она (нетерпеливо, с раздражением): Асаф, я не люблю цветов.
Я: Костюмерше подарите.
Она: Мне сейчас на сцену, я не могу разговаривать...

Пришел домой, цветы подарил маме, Её фотографию водрузил на место. Прошел год. К Ней на похороны я пришел без цветов.
У изголовья Её гроба объяснил Ей, - почему...
___________________________________________ __________________________________

Автор: Ирма (---.Moscow.dial.rol.ru)
Дата: 17 Мар 2005 22:26

Был у нас в МГУ профессор Кузнецов, который с нетерпением выкрикивал:"Ну! Говорите, говорите же!", даже если его собеседник не прерывался ни на минуту. Вы столько можете рассказать!
Я когда-то читала книгу Горфункель о ЦДТ. Это 1960-е годы, если мне не изменяет память. Желтая бумага, фотографии из крупных черно-серо-белых точек. Огромная, поразившая меня глава о Куприяновой. Уже тогда - почти 20 лет работы в театре, тогда - оценка ее таланта. Я читаю Ваши воспоминания (громкое слово, правда? не верится)... Хочется вытянуть из из Вас больше, копнуть химическую оболочку памяти глубже.
Спустя 25 лет после смерти еще одной великой актрисы ЦДТ - Валентины Сперантовой вышла книга воспоминаний о ней. Книга, возможно, не лучшая по построению материала, по расставленным акцентам. Важно, что она появилась.
Маргарита Куприянова достойна того, о чем мы говорили с Вами раньше - чтобы помнили. Читаю воспоминания о рано ушедшем французском актере Жераре Филипе. Именно обрывочные рассказы современников, старших коллег (он слишком рано ушел, чтобы оставить учеников) делают книгу особенной. Кто-то вспоминает о работе, кто-то о случайных ситуациях, кто-то о внезапном мистрале, о шутках. Обрывисто, человечно, просто и сложно - лоскутки создают полотно. Ваши мгновения - похожие лоскутки, которые я добавляю к своим, к ним слова других... et cetera, как писали латиняне. "Говорите, говорите же!"
___________________________________________ __________________________________

Автор: Асаф Фараджев(---.rusmedia.ru)
Дата: 18 Мар 2005 08:37

Ирма, мне всегда было труднее писать о тех, кого особенно люблю, кто менял мою собственную жизнь, навсегда становясь её частью.
Как театровед, я написал бы о Маргарите Григорьевне отстраннёно, на театроведческом "жаргоне", а как восхищённый зритель...могу лишь оплакивать утерянную возможность видеть её на сцене. Конечно, теперь я ненавижу себя за то, что всё откладывал посмотреть её в последних её ролях. Признаюсь, что, с раннего детства очарованный ею, как неповторимой травести, позже не хотел смотреть её в женских ролях, которые могли размыть эти детские и юношеские впечатления от её прежних, главных для её амплуа ролей.
Конечно же, видел в конце 60-х "Рамаяну", понимаю, что Сита была сыграна прелестно, но и сегодня не могу поставить её рядом с Матиушем или Шурой Тычинкиным. Последняя мощная работа Куприяновой, которую я видел - сестра Симплиция в "Отверженных".
Спектакль шел в два вечера, снова блистали звёзды театра - Воронов, Андросов, Она... . Роль маленькая, эпизод второго вечера, но какой! Кто видел - никогда не забудет. Не знаю, что удерживало меня посмотреть её Шарлотту, вероятно, инстинктивный страх наслоения нового впечатления на слишком горячо любимые старые...

В любом случае когда-нибудь, даст Бог, найду ёмкие и точные слова, чтобы написать о ней, как о неповторимой актрисе. Неповторимость - единственное, ради чего стоит нести актёрский крест.

Есть "Чиполлино", есть "Рамаяна" на пластинках, и когда я соскучусь по её неповторимому голосу, глядя на её фотографии в ролях и в жизни, что висят у меня на стене, я поставлю пластинку, и оживут счастливые воспоминания моего детства.

___________________________________________ __________________________________

Автор: Ирма (---.Moscow.dial.rol.ru)
Дата: 20 Мар 2005 20:24

Как я поняла, Евгений Николаевич Редько велел своим неофициальным сайтчикам сделать страницу Маргариты Григорьевны http://www.eugeneredko.narod.ru/kuprijanova/kuprijanova.html и там дана ссылка на Ваш сайт. Хороший подбор фотографий.

Как Вы понимаете, мне не суждено было увидеть то, что видели Вы, мои родители, и никакая пластинка не заменит ЕЁ пластику.
Как театровед... я грущу о том, что умирает само направление - травести. Если когда-то они были тем, что сейчас называется "звездами", то я не могу назвать в современной Москве - гигантском театре - ни одного имени. Не кем быть околдованным.

О "Вишневом саде" не переживайте. Хорошее должно остаться навсегда, проходящее - исчезнуть. "Отверженные" - пусть останутся.

___________________________________________ __________________________________

Автор: Асаф Фараджев(---.rusmedia.ru)
Дата: 20 Мар 2005 21:09

Ирма, дорогая, спасибо. Спасибо за сердечный и талантливый разговор, за адрес этой страницы, которая стала чудесным подарком лично мне и всем, знавшим и видевшим Её!

Не прощаюсь :)
___________________________________________ __________________________________

Автор: Ирма (193.233.73.---)
Дата: 22 Мар 2005 13:23

Дорогой Асаф! Мне приятно говорить с Вами. Знаете, есть философская теория замкнутости в круги жизненных событий. Думала ли я в начале-середине 90-х, восхищаясь Вашей работой в спектаклях Романа Григорьевича, что найду с Вами хоть немного общий язык:)

___________________________________________ __________________________________

Автор: Асаф Фараджев(---.rusmedia.ru)
Дата: 22 Мар 2005 18:35

Ирма, откуда такой пессимизм? Я не театральный тусовщик и не Мальволио. Для тонких, умных, думающих, чувствующих и порядочных людей я всегда открыт.
Круг моих близких друзей вообще далёк от театра и искусства, так что общий язык со мной находят самые разные люди. Разве что мерзавцы, бездари и безликие анонимщики (в том числе сетевые :))) ) не могут на это расчитывать.

А у нас с Вами, Ирма, всё в порядке

___________________________________________ __________________________________

Автор: Александр Васильев (---.catv.ext.ru)
Дата: 25 Дек 2005 11:46

Мне было очень приятно и грустно читать Ваши теплые слова о Риточке Куприяновой, коллеге мой мамы, актрисы Татьяны Ильиничны Гулевич - Васильевой( 1924 - 2003 ) по ЦДТ. Они часто делили роли вместе - например Ситу в "Рамаяне" или Царь - девицу в "Коньке - Горбунке". Дома у нас сохранлось несколько фоторгафий молоденькой Риточки в спектаклях с мамой - кажется это "Горе от ума" М. И. Кнебель. Помню как в 1967 году Рита пришла к нам домой покупать мамины сапоги из ФРГ, долго не решались...
Рита такая очаровательная , тонкая актриса великолепного театра... Я помню хорошо ее колег - Валентину Сперантову,Галю Иванову, Галю Новожилову, Надежду Румянцеву, Магду Лукашевич, Наталью Сальникову, Нелли Шеффер, Нелли Терновскую и Тосю Соболеву - каой состав и каие прекрасные, красивые женщины!
Светлая память

Александр Васильев

историк моды

Париж

___________________________________________ __________________________________

Автор: Асаф Фараджев(---.rusmedia.ru)
Дата: 26 Дек 2005 10:46

Дорогой Александр! Спасибо Вам за то, что откликнулись.
Я так Вам завидую, что Вы имели счастье в жизни близко соприкасаться с АКТРИСОЙ, подарившей мне навсегда любовь к ТЕАТРУ.

Галину Новожилову я многократно видел на сцене (как, впрочем, и большинство выдающихся артистов труппы ЦДТ 60-70 годов). Сама Маргарита Григорьевна при той нашей многочасовой встрече взахлёб рассказывала об актрисе Елисеевой, говоря примерно следующее: "Асаф, видели бы Вы на сцене Елисееву, - на меня внимания бы не обратили".

Александр, я знаком с Вашей театральной родословной, я видел спектакли театра им.Моссовета с великолепной сценографией Вашего отца.

Не имея чести быть знакомым с Вами лично, хочу, пользуясь случаем, выразить Вам моё восхищение Вашими феноменальной эрудицией, художественным азартом коллекционера, талантом рассказчика и Вашим человеческим обаянием, пробивающим даже экран телевизора.

Даст Бог, может быть удастся встретиться с Вами лично, и тогда (я предвкушаю это) Вы расскажете мне о Ваших воспоминаниях, в которых фигурируют Маргарита Куприянова и целая плеяда выдающихся артистов ЦДТ, подробно и неспеша.

Ещё раз сердечно благодарю Вас и обнимаю

Асаф Фараджев



Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow